Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости

Полезная и понятная информация в статье: "Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости". Если в процессе чтения возникли вопросы, то задавайте их дежурному специалисту.

Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости

Ключевые слова: ДОПУСТИМЫЕ И НЕДОПУСТИМЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА; МАТЕРИАЛЫ ПРОВЕРКИ; СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ; ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА; ИССЛЕДОВАНИЕ; ОЦЕНКА ФАКТОВ; ADMISSIBLE AND INADMISSIBLE EVIDENCE; MATERIALS OF VERIFICATION; INVESTIGATIVE ACTIONS; EXPERT OPINION; RESEARCH; EVALUATION OF FACTS.

Актуальность данного исследования. Недостаточное правовое регулирование свойства допустимости доказательств, а также неопределенный характер некоторых положений действующего УПК РФ, касающихся вопросов допустимости доказательств, повлекли неоднозначное понимание как учеными-процессуалистами, так и правоприменителями.

Одной из основных современных проблем, касающихся свойства допустимости доказательств, следует отметить то, что в законодательстве отсутствуют критерии определения недопустимого доказательства, что и послужило основной целью провести данное исследование.

Основной текст. Базис доказательного права состоит в том, что законодательно закреплены принципы, что каждое доказательство оценивают, исходя из критериев относимости, допустимости, достоверности, а в совокупности собранных доказательств свойственна характеристика достаточности, чтобы разрешать уголовные дела. Законодателем признается исключительная важность соблюдать требования, которые включают допустимость доказательств, обеспечение прав, законных интересов личности на уровне уголовного процесса. На это указывает запрет, который прописан в ч. 2 ст. 50 Конституции РФ, и относится к использованию доказательств, которые получили при нарушении федерального закона, в том числе, в ч. 3 ст. 7 УПК РФ и в ст.75 УПК РФ [2].

Допустимость – это приоритетное свойство доказательства, его оценка и исследование требуют внимание при судебном заседании. При условии состязательного судопроизводства, участники процесса предпринимают действия, чтобы доказать свою позицию допустимости рассматриваемого доказательства, а вот мнения сторон, в данном случае, определенно разные.

На основании действующего положения статьи 75 УПК РФ, удалось установить, что те доказательства, которые удалось получить, нарушая УПК РФ, недопустимы в применении. Но определенно-установочных признаков этих нарушений в законе нет, также отсутствуют ссылки на определенные нормы права, которые указывают на конкретные доказательства и как они становятся юридически ничтожными по этому критерию [3, c.42].

При рассматриваемой правовой расплывчивости нельзя однозначно описать исследуемые нормы, также с юридически-обоснованной точки зрения применить их на практике. По всей видимости, это отражено в судебных решениях, поскольку нельзя рассматривать конкретно обоснованные доводы по отношению к исключениям по тому или иному доказательству, на основании того, что они не соответствуют статье 75 УПК РФ [2].

Ключевой принцип юридической ничтожности или допустимость доказательств состоит в соблюдении со стороны правоохранительных органов гарантированных конституционных прав и свобод граждан, которые принимают участие в следственных действиях. В результате этого, необходимо провести расширение перечня признаков недопустимых доказательств в ч. 2. ст. 75 УПК РФ, обратив внимание на то, что недопустимые доказательства – это доказательства, которые были получены, нарушая гарантированные законом права и свободы участников уголовного процесса.

Законодательно, положениями ч. 2 ст. 75 УПК РФ закреплены некоторые критерии по недопустимым доказательствам, когда за основу берут принципы формирования ч. 2 ст. 381 УПК РФ, но этот перечень не только недоработан, и однобок, но и указывает на факт законодательной несостоятельности рассматриваемых норм.

На основании этого, актуальная задача доказательного права состоит в разработке конкретного перечня нарушений в уголовно-процессуальных нормах, которые допускают, собирая, проверяя, оценивая доказательства, где содержится ряд безусловных оснований, чтобы признать доказательство недопустимым.

Общая причина, на основании которой доказательство считается юридически ничтожным, состоит в том, что их получают законодательно неуполномоченные лица. Право производства следственных действий принадлежит только должностным лицам, которые указаны в УПК РФ, обладают процессуальными полномочиями на производство данных действий.

Следственные органы должны полноценно считаться с правовыми положениями Конституционного Суда РФ в отношении разъяснений уголовно-процессуальных норм, обеспечивая права и свободы участников уголовного судопроизводства. Таким образом, чтобы признать доказательства недопустимыми, следователь предоставляет возможность для субъектов уголовного права реализовывать свое конституционное право на получение квалифицированной защиты. В данной связи следует брать во внимание и формально-процессуальные положения лиц, по отношению к которым осуществляют уголовные преследования, а также их фактический статус.

При этом направленные против конкретного субъекта уголовного преследования изобличительные действия, свидетельствующие о наличии подозрения против него, а также реализуемые в отношении данного лица следственные процедуры могут подтверждаться актом о возбуждении уголовного дела применительно к данному субъекту. И в силу данных обстоятельств такому субъекту уголовного преследования должно быть немедленно предоставлено право обратиться за помощью к защитнику профессионалу. В частности, такая возможность должна быть предоставлена лицу, не являющемуся обвиняемым или подозреваемым на основании положений ч. 1 ст. 47 и ч. 1 ст. 46 УПК РФ, однако в связи с наличием в уголовном деле данных о его причастности к совершению преступления, предъявляемому для опознания потерпевшему.

В противном случае, выделяют ряд объективных предпосылок, которые признаны как недопустимые доказательства результатов следственных действий, которые проводят, не учитывая указанные обстоятельства. Нарушая установленный порядок по получению и фиксации доказательств, это также рассматривают в качестве существенного признака их недопустимости [4].

Проанализировав ряд уголовных дел, удалось установить, что основная причина нарушения УПК РФ в процессе сбора доказательств состоит в несоблюдении со стороны следствия регламентированной процедуры по их получению, фиксации, а также из-за расплывчивости правовых норм. По этой причине, необходимо проводить объективную конкретизацию принципиальных аспектов по исключению доказательной информации из следственного процесса.

Любому преступлению, уголовному делу свойственны индивидуализирующие их признаки, уникальные особенности. Специфическая составляющая преступления содержится и в явных фактах, которые указывают на противоправные действия, и в скрытых нюансах, которые оказывают определенное влияние на то, чтобы переоценить имеющиеся по делу доказательства. По этой причине, исключительная важность состоит в объективном и беспристрастном взгляде дознавателя к мельчайшим деталям, обстоятельствам совершенного преступления.

По всей видимости, способы по получению фактических сведений расследуемого дела юридически зависят от установленных процессуальных рамок, на основании чего, понятие допустимости – не есть признак непосредственных доказательств, поскольку в нем собраны качественные характеристики формы его приобретения следователем.

[2]

Из-за этого, понятия допустимость и недопустимость доказательств соотносятся не с их качественными свойствами, а в отношении возможностей или невозможностей применять доказательства, которые были добыты при нарушении установленных требований. Этот вывод важно брать за основу, исследуя доказательства, так как порой, вместо оценки фактических сведений уголовного дела, доказательного значения, обращают внимание на оценку соответствия процедуры их получения и требований закона.

Читайте так же:  Ситуация, когда не приходит уведомление о транспортном налоге

Исследуя судебную практику, разрешая вопросы признания доказательства недопустимым, делают вывод, что необходимо вырабатывать единый подход к решению этой категории дел, применяя в определенном роде прецедентное право.

Этот вывод сформулирован на основании того, что неприемлемы абсолютно противоположные выводы в судебных приговорах, где рассматривают одни и те же нарушения закона, когда суды в одном случае признают доказательство допустимым, а в другом – нет.

Чтобы решить эту проблему, нужно прибегнуть к унификации судебной практики, реформируя перечень значимых нарушений закона, которые приводят к категоричным выводам о том, какие доказательства недопустимы.

На основании проведенного исследования, заостряют внимание законодателя на то, что необходима модернизация действующих уголовно-процессуальных норм, оценивая и исследуя доказательства, исходя из признака их допустимости.

Выводы. Таким образом, представляется важным разработать и законодательно закрепить конкретный перечень нарушений требований УПК РФ, ведущих к признанию доказательств недопустимыми при их формировании, проверке и оценке. Также представляется необходимым дополнить положения ч. 2 ст. 75 УПК РФ, включив в перечень безусловно недопустимых доказательств показания участников уголовно-процессуального производства, полученные с нарушением их конституционных прав и свобод.

Кроме этого, считаем целесообразным расширить ч. 1 ст. 80 УПК РФ посредством внесения предписания, что заключение эксперта должно быть императивным и неоспоримым, а в случае наличия у него объективных сомнений, при ответе на поставленные вопросы, оно не может считаться допустимым доказательством по уголовному делу.

Критерии признания доказательств недопустимыми и процедура их устранения

Условия допустимости доказательств:

1. доказательство получено из законного источника (ч.2 ст. 74 УПК РФ)

2. доказательство получено и приобщено к делу надлежащим субъектом

3. соблюдены правила обнаружения, изъятия и приобщения к делу доказательств (ст.164 УПК РФ + все следственные действия)

4. при получении доказательств не были нарушены предусмотренные Конституцией РФ и УПК РФ права и законные интересы участников производства по делу, а также других лиц, принимавших участие в производстве конкретного следственного действия.

Перечень не является исчерпывающим. Поэтому действует общее правило, установленное ст. 75 УПК РФ: «Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ». Из статьи видно, что перестала существовать «асимметрия правил о допустимости доказательств», т.к. имеются в виду и оправдательные обстоятельства.

Ч. 2 ст. 75 УАК РФ приводит отдельные случаи явной недопустимости доказательств. К недопустимым доказательствам относятся:

— показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по делу в отсутствии защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде

— показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности

— иные доказательства, полученные с нарушением требований УПК

Последний пункт не снял дискуссии – всякое ли нарушение УПК должно влечь за собой недопустимость полученного таким образом доказательства, либо в случаях несущественного нарушения, которое может быть исправлено или компенсировано процессуальными средствами, доказательство может и не утратить своего значения?

В законе сказано, что недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также доказывания любого из обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК. Это означает, что на недопустимые доказательства нельзя ссылаться для обоснования любого решения по делу, в том числе в обвинительном заключении или обвинительном акте и приговоре. Поэтому важно процессуально оформить исключение недопустимых доказательств.

Порядок исключения недопустимых доказательств подробно описан в УПК применительно к предварительному слушанию и к деятельности суда присяжных. Однако это не означает, что исключение недопустимых доказательств имеет место только на этих стадиях деятельности суда присяжных. Исключение недопустимых доказательств в суде присяжных имеет особое значение, так как там особенно важно исключить из судебного следствия недопустимое доказательство с тем, чтобы оно не оказало воздействия на формирование убеждения присяжных в доказанности каких-либо обстоятельств. Это разъяснение Пленум Верховного Суда РФ дал в Постановлении N 1 от 29 апреля 1996 г. «О судебном приговоре».

Признать доказательство недопустимым может и следователь, и прокурор. На стадии предварительного расследования исключение недопустимых доказательств означает невозможность основывать на них свои выводы по делу, указывать эти доказательства как основания решения, ссылаться на них в обвинительном заключении.

В Приложении 26 к УПК дана форма постановления об исключении доказательства, вынесенного судьей. Аналогичные по форме постановления могут выноситься следователем, дознавателями, прокурором по ходатайству сторон или по собственной инициативе.

51. Доказывание в условиях состязательности.

Доказывание в уголовном процессе направлено на установление обстоятельств преступления, т.е. объективно имевших место событий в их действительной (реально имевшей место) последовательности. Обязанность доказывания по уголовному делу возложена уголовно-процессуальным законом на органы, осуществляющие уголовное преследование. Учитывая наличие властных полномочий и возможности их злоупотребления со стороны государственных органов и должностных лиц, осуществляющих производство по уголовному делу, в уголовно-процессуальном законе закреплено два конституционных принципа — законности и состязательности.

Существенным моментом в регламентации принципа законности является включение в его содержание санкции за нарушение норм УПК РФ — признания недопустимыми полученные незаконным путем доказательства; а также установление требований законности, обоснованности и мотивированности к определениям суда, постановлениям судьи, прокурора, следователя, дознавателя (ч. З и 4 ст.7 УПК РФ). Иными словами, данные положения указывают на существование системы гарантий реализации принципа законности, в частности, на досудебном производстве Дополнительной гарантией правомерности процессуальных действий и решений следователя и дознавателя выступает система процессуального контроля и надзора на данном этапе.[2]

Еще раз напомним, что данная процессуальная деятельность осуществляется специально уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами.

Однако, в данном случае законодатель делает оговорку, указывая в ч.ч. 2 и 3 ст. 86 УПК РФ, что подозреваемый и обвиняемый имеют право собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к делу в виде доказательств,[3] адвокат же кроме этого имеет право опрашивать лиц с их согласия, истребовать справки, характеристики и иные документы. Здесь мы видим градацию, проведенную законодателем между объемом прав подозреваемого (обвиняемого) и адвоката. Следовательно, если обвиняемый не имеет адвоката, он ограничен в возможности участия в собирании доказательств. Отсутствие у обвиняемого такого элементарного права, как возможность опроса лиц с их согласия, влечет за собой ничем необоснованное ограничение права обвиняемого на защиту. В данном случае мы приходим к выводу о необходимости обращения к принципу состязательности уголовного судопроизводства как основополагающему, определяющему сам характер уголовного процесса. Данный принцип закреплен в ч. 3 ст. 123 Конституции РФ, анализ которой позволяет утверждать, что речь о состязательности и равноправии сторон идет лишь применительно к судебному разбирательству, и никак не по отношению ко всему уголовному процессу

Читайте так же:  Получение прав на снегоход

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студента самое главное не сдать экзамен, а вовремя вспомнить про него. 10078 —

| 7522 — или читать все.

Недопустимые доказательства. Процессуальный порядок признания доказательств недопустимыми

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Студент — человек, постоянно откладывающий неизбежность. 10586 —

| 7335 — или читать все.

185.189.13.12 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Статья 75. Недопустимые доказательства

СТ 75 УПК РФ

1. Доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

2. К недопустимым доказательствам относятся:

1) показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде;

2) показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности;

2.1) предметы, документы или сведения, входящие в производство адвоката по делам его доверителей, полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий, за исключением предметов и документов, указанных в части первой статьи 81 настоящего Кодекса;

3) иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса.

Комментарий к Статье 75 Уголовно-процессуального кодекса

1. Конституция РФ (ч. 2 ст. 50) провозгласила, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. В соответствии с этим доказательства, которые получены с нарушением требований, предусмотренных УПК РФ, не будут иметь юридической силы и не должны быть положены в основу обвинения либо в основу приговора. Кроме того, в соответствии со ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и решениями ЕСПЧ, принятыми на основании данной Конвенции, определено, что ст. 6 Конвенции гарантирует право на справедливое судебное разбирательство, но она не устанавливает каких-либо правил допустимости доказательств как таковых; это задача внутреннего права . Таким образом, критерии определения допустимости доказательств по уголовному делу должны быть определены в уголовно-процессуальном законодательстве РФ. Поэтому неслучайно в действующем УПК имеется прямая ссылка на понятие о недопустимости доказательств при производстве по уголовному делу.
———————————
См.: решение ЕСПЧ «Шенк (Schenk) против Швейцарии» (1988 г.) // .

2. Если доказательство получено судом, прокурором, следователем, дознавателем, органом дознания в ходе производства по уголовному делу с несоблюдением или нарушением определенных положений, которые предусмотрены УПК РФ, то такое доказательство является недопустимым и по своей сути остается только сведением, которое нельзя использовать при производстве по уголовному делу. Юридического значения такие сведения в уголовном судопроизводстве не имеют. Кроме того, в соответствии с правовой позицией Конституционного Суда РФ закон, исходя из предписания ст. 50 (ч. 2) Конституции РФ, исключает возможность любого, прямого или опосредованного, использования содержащихся в них сведений .
———————————
См.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 44-О «По жалобе гражданина Демьянченко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав статьей 56, 246, 278, 355 УПК РФ» // .

3. В уголовном судопроизводстве допустимость как правовое требование характеризуется следующими критериями: получение доказательственных сведений надлежащим участником; единство формы и содержания полученного доказательственного сведения; соблюдение правил проведения процессуальных действий, в ходе которых получено доказательственное сведение; надлежащий способ получения доказательственного сведения. Некоторые авторы выделяют еще такое требование к допустимости, как проверяемость доказательственного сведения .
———————————
См.: Гребенкин П.И. Допустимость доказательств в уголовном процессе: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. М., 2002. С. 13.

5. Правом производства предварительного следствия в полном объеме обладает и руководитель следственного органа. При этом он обладает всеми процессуальными полномочиями следователя или руководителя следственной группы (ч. 2 ст. 39 УПК). Кроме того, такое же процессуальное право, но для производства дознания в полном объеме, принадлежит начальнику подразделения дознания, имеющему полномочия дознавателя, а в случаях, если для расследования уголовного дела была создана группа дознавателей, — полномочия руководителя этой группы (ч. 2 ст. 40.1 УПК) .
———————————
Прямого указания на производство дознания начальником органа дознания уголовно-процессуальное законодательство РФ не предусматривает, но анализ п. 17 ст. 5, ст. ст. 40.1, 41 УПК свидетельствует, что начальник органа дознания, обладая процессуальным статусом руководителя правоохранительного органа исполнительной власти, которому в соответствии с УПК предоставлено право осуществлять уголовно-процессуальную функцию — уголовное преследование, путем возбуждения уголовного дела, производства дознания, производства неотложных следственных действий и т.д., имеет полномочия на производство дознания в полном объеме, обладая при этом полномочиями дознавателя либо руководителя группы дознавателей.

6. Производство следственных и иных процессуальных действий иными дознавателями, следователями, должностными лицами органа дознания должно осуществляться на основании поручения следователя, дознавателя, принявшего уголовное дело к своему производству (ч. 2 ст. 38, ч. 4 ст. 157 УПК и т.д.). Например, постановление судьи, в котором удовлетворено ходатайство о получении разрешения на осмотр жилища, возбужденное старшим оперуполномоченным отдела МВД Республики Татарстан, отменено как не отвечающее требованиям закона (ст. ст. 165 и 177 УПК), в силу того что ходатайство на осмотр жилища возбуждено неправомочным на то лицом .
———————————
БВС РФ. 2006. N 1. С. 31 — 32.

Читайте так же:  Свидетели на месте дтп

9. Суд является надлежащим участником уголовного процесса, правомочным по соответствующему уголовному делу проводить те или иные следственные и иные процессуальные действия, в ходе которых получены доказательственные сведения.

11. Любые доказательственные сведения должны быть получены с соблюдением правил проведения следственных и иных процессуальных действий. Данное положение свидетельствует о том, что любые сведения будут признаны допустимыми, а следовательно, являться доказательствами при производстве по уголовному делу, если они соответствуют требованиям УПК РФ и получены в ходе следственного или иного процессуального действия. Кроме того, ч. 1 комментируемой статьи специально указывает, что доказательственное сведение должно быть получено с соблюдением требований УПК, а не закона вообще. Согласно данному положению, если сведения были получены с нарушением предписаний других нормативных правовых актов, в частности с нарушением норм КоАП, то сведения могут быть признаны недопустимыми , если они не будут проверены и оценены в последующем с использованием процедуры, предусмотренной нормами УПК.
———————————
Немного другую точку зрения по данному вопросу имеет Е.А. Доля. Подробнее об этом см.: Доля Е.А. Конституционность п. 1 ч. 2 ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса РФ // Законность. 2007. N 5. С. 4 — 11.

12. Нарушения нормы УПК РФ, которые имеют место в ходе проведения следственных и иных процессуальных действий по получению доказательственных сведений, свидетельствуют о недопустимости данных доказательств как доказательств, не имеющих юридическую силу . Так, суд обоснованно исключил из числа доказательств ряд заключений фоноскопических экспертиз, поскольку органами предварительного следствия не выполнены надлежащим образом требования ст. 202 УПК РФ в части получения образцов голосов обвиняемых для проведения сравнительного исследования. В частности, образцы голосов обвиняемых были получены скрытно от них, в отсутствие их защитников, без разъяснения им процессуальных прав, результаты проведенных записей бесед с обвиняемыми были сразу же переданы для производства фоноскопических экспертиз, что противоречит положениям ст. ст. 47, 166 УПК РФ .
———————————
См.: Кипнис Н.М. Допустимость доказательств в уголовном судопроизводстве. М.: Юрист, 1995. С. 31; Орлов Ю.К. Основы теории доказательств в уголовном процессе: Науч.-практ. пособие. М., 2001. С. 43; и др.

См.: Определение СК по УД ВС РФ N 83-О09-34 / Обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2009 года (утвержден Президиумом ВС РФ от 10 марта 2010 г.) // .

См.: Определение Конституционного Суда РФ от 6 февраля 2004 г. N 44-О «По жалобе гражданина Демьянченко Владимира Николаевича на нарушение его конституционных прав статьями 56, 246, 278, 355 УПК РФ» // .

14. Допустимость показаний свидетелей, потерпевших, подозреваемых, обвиняемых, свидетельствующих против себя, супругов и близких родственников зависит от наличия в деле документально подтвержденного факта объявления им положений ст. 51 Конституции РФ . Не могут использоваться в качестве доказательств материалы, не приобщенные к делу, в приговоре недопустимы ссылки на материалы, хотя и приобщенные к делу, но не рассмотренные в судебном заседании.
———————————
См.: БВС РФ. 1996. N 7. С. 2, 3.

См.: Определение СК по УД ВС РФ от 4 октября 2012 г. N 34-О12-12 / Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за второе полугодие 2012 года (утвержден Президиумом ВС РФ 3 апреля 2013 г.) // .

16. Нередко в теории уголовного процесса, связанного с понятием о надлежащем способе получения доказательственного сведения, выделяют надлежащий вид способа собирания доказательственного сведения . Дело в том, что при производстве следственного действия необходимо выбрать такое, которое по своему содержанию предназначено для данной ситуации. Подмена того или иного вида способа собирания доказательственных сведений влечет незаконность данного следственного действия. Поэтому для того, чтобы признать законность использования того или иного следственного действия, необходимо, чтобы оно соответствовало целям его производства. Так, к примеру, вместо производства допроса или очной ставки было произведено опознание, вместо осмотра — обыск, и т.д.
———————————
: примечание.

Учебник А.В. Смирнова, К.Б. Калиновского «Уголовный процесс» (под общ. ред. А.В. Смирнова) включен в информационный банк согласно публикации — КНОРУС, 2008 (4-е издание, переработанное и дополненное).

См.: Уголовный процесс: Учебник / Под общ. ред. А.В. Смирнова. 5-е изд., перераб. М.: Норма; Инфра-М, 2012. С. 210 (автор — А.В. Смирнов); Уголовно-процессуальное право Российской Федерации: Учебник / Отв. ред. И.Л. Петрухин. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009. С. 193 (автор — И.Б. Михайловская).

17. Для судебной практики имеют существенное значение положения ст. 297 УПК РФ о том, что приговор должен быть основан лишь на тех доказательствах, которые в соответствии с ч. 3 ст. 240 УПК РФ были непосредственно исследованы в судебном заседании. Так, суд как на доказательства вины К. сослался в приговоре, в частности, на протоколы выемки и осмотра документов, протоколы осмотра помещений, объектов, которые К., будучи директором ГУП «С», заложил в обеспечение залоговых обязательств по договорам займа и поставки, на протоколы осмотра договоров, чеков, накладных на поставку топлива и другие доказательства. Между тем в протоколе судебного заседания отсутствуют данные об оглашении и исследовании этих доказательств. Таким образом, учитывая требования закона, суд не вправе был ссылаться в подтверждение своих выводов о виновности К. на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы в судебном заседании и не нашли отражения в протоколе судебного заседания .
———————————
См.: Определение СК по УД ВС РФ от 11 декабря 2013 г. N 26-Д13-13 // .

Комментарий к СТ 75 УПК РФ

Статья 75 УПК РФ. Недопустимые доказательства

Комментарий к статье 75 УПК РФ:

Та же проблема встает в связи с применением специалистами и экспертами оборудования, инструментов, приспособлений и методик. Согласно ч. 1 ст. 13 Закона РФ от 27.04.1993 N 4871-1 «Об обеспечении единства измерений» государственный метрологический контроль и надзор, осуществляемые с целью проверки соблюдения метрологических правил и норм, распространяются, в частности, и на измерения, проводимые по поручению органов суда, прокуратуры, арбитражного суда, государственных органов управления РФ. То есть экспертные методики и техника, связанные с любыми измерениями, должны соответствовать требованиям государственных стандартов в области измерений, а измерительные приборы и другое оборудование, используемое специалистами и экспертами при проведении следственных действий, должны быть сертифицированы. Нарушение этих требований должно влечь за собой признание полученных доказательств недопустимыми.

Читайте так же:  Из чего можно сделать автомобиль

———————————
См.: Определение КС РФ от 06.02.2004 N 44-О по жалобе гр. Демьяненко В.Н. на нарушение его конституционных прав положениями статей 56, 246, 278 и 355 УПК РФ // РГ. 07.04.2004. N 71.

Видео (кликните для воспроизведения).

Судебная практика расширительно толкует норму части 2 статьи 75 УПК РФ, распространяя ее и на случаи отсутствия при получении показаний педагога или психолога, когда его участие в силу закона (ст. 425 УПК РФ) было обязательным .

———————————
См.: пункт 9 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. N 4.

3. В пункте 2 части 2 ком. статьи подтвержден запрет на показания потерпевшего или свидетеля, если они основаны на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. В то же время, в отличие от показаний свидетеля, законодатель не счел необходимым объявить недопустимыми показания потерпевшего, если тот не может указать источник своей осведомленности. Собственно, показания без ссылки на источник осведомленности это и есть показания «по слуху». На наш взгляд, в данном случае имеет место пробел в правовом регулировании. Учитывая общий принцип непосредственности исследования доказательств, запрещающий использовать данные, первоисточник которых неизвестен, следует прийти к выводу, что на самом деле законодатель в отношении показаний потерпевшего должен был иметь в виду то же самое ограничение на использование показаний по слуху, что и в отношении свидетеля. Поэтому представляется, что этот запрет по аналогии закона правомерно распространять и на показания потерпевшего.

Так, по уголовному делу в отношении Ц. его защитник требовал признать недопустимым протокол осмотра места происшествия на том основании, что присутствующему в ходе осмотра Ц. не было разъяснено его право не свидетельствовать против себя, предусмотренное статьей 51 Конституции РФ. Верховный Суд РФ признал доводы защитника несостоятельными в связи с тем, что Ц. отказался давать какие-либо пояснения, то есть реально воспользовался не разъясненным ему правом .

———————————
См.: Кассационное определение СК по УД Верховного Суда РФ от 16.08.2006 N 7-О06-15.

Всё об уголовных делах

Недопустимые доказательства, подборка материалов

ч.3 7 УПК нарушение норм УПК, влечет недопустимость доказательств

235 УПК порядок исключения доказательств в предварительном слушании

— п.9 ч.2 389.17 УПК недопустимые доказательства влекут отмену в апелляции

ч.2 50 Конституции не могут применятся доказательства, полученные с нарушением закона

п. 18 Пленума № 29 нарушение права на защиту влечет недопустимость

п. 13 Пленума № 51 разъяснения по применению нормы п.3 ч.2 75 УПК

п. 14 Пленума № 51 если доказательства получены в порядке 165 УПК , проверка допустимости

— п. 16 Пленума № 19 доводы о недопустимости проверяются в кассации

Показания без адвоката

Показания в состоянии опьянения, разновидность недопустимых доказательств

Оспаривание до суда

Оспаривание в кассации

Иллюстрация признания доказательства недопустимым на стадии кассации

Обоснование приговора недопустимыми доказательствами

Существенные нарушения закона, перечень признаваемый практикой

— обоснование приговора недопустимыми доказательствами относится к категории существенных нарушений (способных повлечь изменение или отмену приговора).

— п.9 ч.2 389.17 недопустимые доказательства, основание отмены в апелляции

— в апелляционной норме п.9 ч.2 389.17 УПК использование недопустимых доказательств указывается как одно из безусловных оснований для отмены приговора.

— п. 16 Пленума № 19 обоснование приговора недопустимыми доказательствами

— в кассационной жалобе возможно ссылаться на п. 16 Пленума № 19 » доводы жалобы на недопустимость доказательства , положенного в основу обвинительного приговора, постановленного в общем порядке судебного разбирательства, повлиявшего на выводы суда относительно фактических обстоятельств дела, требуют проверки».

[3]

— на основании этого пункта мы имеем право использовать в кассационной жалобе доводы, о любых нарушениях указанных в статье 75 УПК

— более того, если в стадии кассационного обжалования защита обнаружила ошибки суда, связанные с недопустимыми доказательствами, то появляется возможность обойти Запрет обжалования фактических обстоятельств.

Последствия недопустимости доказательств

ч.1 75 УПК недопустимые доказательства не имеют юридической силы

ч.1 75 УПК недопустимые доказательства не используются в обвинении

б) недопустимые доказательства не используются в обвинении.

ч.1 75 УПК недопустимые не могут доказывать обстоятельства из 73 УПК

г) недопустимые доказательства не могут доказывать обстоятельства, подлежащие доказывания (это обстоятельства указанные в 73 УПК ).

Недопустимые доказательства в уголовном процессе.

Недопустимые доказательства — доказательства, полученные с нарушением требований процессуального закона.

Такие доказательства не могут использоваться в процессе доказывания, в том числе, исследоваться или оглашаться в судебном заседании, и подлежат исключению.

При этом, следственными органами нередко допускается обоснование обвинения недопустимыми доказательствами.

Во многих случаях, судебной практикой уже выработан подход к оценке определенных доказательств на предмет их допустимости и, в настоящей статье, я хочу обратить внимание читателей на ряд наиболее часто встречающихся на практике недопустимых доказательств.

Психофизиологические исследования (полиграф, детектор лжи).

Такие исследования являются недопустимым доказательствами вне зависимости от того в какой форме (заключение эксперта, специалиста и т.д.) они выполнены.

В некоторых судебных актах указывается на отсутствие научного обоснования и, как следствие, невозможность проверки такого исследования, но я предпочитаю обосновывать недопустимость такого доказательства с другой сточки зрения.

УПК РФ содержит правило о том, что оценку доказательств на предмет их достоверности могут проводить исключительно лица, указанные в законе (дознаватель, следователь, суд), а эксперт-полиграфолог такими полномочиями не наделен, следовательно, психофизиологическое исследование является недопустимым доказательством.

В тоже время, однозначное признание исследования с помощью полиграфа недопустимым доказательством не запрещает использование полиграфа для проверки следственных версий и направления хода расследования.

Несмотря на то, что судебная практика содержит примеры обоснования обвинительных приговоров со ссылкой на психофизиологическое исследование, в большинстве случаев, принципиальная позиция защиты позволяет признать такое доказательство недопустимым и исключить из процесса доказывания еще на стадии предварительных слушаний.

Показания дознавателя, следователя и иных лиц, причастных к расследованию о содержании показаний и пояснений, данных в ходе досудебного производства подозреваемым или обвиняемым (пересказ показаний).

Следователями и дознавателями активно практикуются допросы своих коллег из правоохранительной системы о содержании показаний подозреваемого (обвиняемого), который отказывается сотрудничать со следствием.

Читайте так же:  Входит ли учеба в трудовой стаж правила расчета

Допрашиваются оперативные сотрудники, сотрудники ППС, ГИБДД и иные лица, так или иначе, причастные к расследованию уголовного дела.

При этом, судебной практикой выработана однозначная позиция о недопустимости такого рода доказательств.

Такая принципиальная позиция, объясняется тем, что подозреваемый (обвиняемый) имеет право не свидетельствовать против себя, а также право на квалифицированную юридическую помощь, в том числе, участие защитника в ходе допроса.

Кроме того, до начала допроса, дознаватель или следователь обязан разъяснить подозреваемому (обвиняемому) его процессуальные права, чего в ходе таких неформальных бесед, конечно, не делается.

Допрос лиц, причастных к расследованию для воспроизведения содержания показаний подозреваемого (обвиняемого) данных в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника и не подтвержденных им в суде, существенно нарушает вышеперечисленные права подозреваемого, обвиняемого и, следовательно, является недопустимым.

При этом, не имеет значение тот факт, содержатся ли указанные показания в протоколе допроса или зафиксированы в ходе иных следственных действий, тем более, когда в ходе таких следственных действий свидетель не предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Показания с чужих слов, не подтвержденные первоисточником.

Нередко в ходе расследования уголовного дела, один свидетель сообщает, что он слышал от другого лица определенную информацию, имеющую значение для дела.

Если первоисточник указанную информацию подтвердит, то указанное доказательство, безусловно, следует считать допустимым, однако, если первоисточник оспаривает или не подтверждает указанную информацию, то следует решить вопрос о допустимости показаний с чужих слов.

Несмотря на то, что даже базовые знания о теории уголовного процесса явно указывают на недопустимость таких доказательств, судебная практика Верховного суда РФ не столь однозначна.

Согласно одной точке зрения, показания с чужих слов относятся к числу производных доказательств, которые не имеют самостоятельного доказательственного значения в отсутствие первоначальных доказательств, чьей копией они являются, а следовательно, неподтвержденные показания с чужих слов следует считать недопустимыми доказательствами

Противоположная точка зрения, основана на том, что УПК РФ не содержит прямого запрета на использование такого рода доказательств.

На мой взгляд, первый подход является более проработанным и теоретически обоснованным, однако при оспаривании такого рода доказательств следует учитывать и наличие второй позиции.

Явка с повинной и объяснения, составленные без участия защитника.

Уголовно-процессуальный закон прямо запрещает использовать показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

В тоже время, УПК РФ прямо не предусматривает обязательное участие защитника при получения объяснений в ходе проверки сообщения о преступлении, а также в ходе составления явки с повинной.

Что касается объяснений, то при оценке таких доказательств следует исходить из того, что УПК РФ предусматривает обязательное участие защитника с момента начала производства любых процессуальных действий, затрагивающих права подозреваемого.

При этом, следует исходить не столько из формального, сколько из фактического статуса опрашиваемого.

Особенно важно при составлении объяснений, наличие отметки о разъяснении опрашиваемому процессуальных прав, в том числе, права на квалифицированную юридическую помощь.

В отношении явки с повинной, суды придерживаются позиции, что отсутствие защитника при написании явки с повинной не является нарушением права на защиту и не влияет на допустимость указанного доказательства.

Таким образом, одного факта отсутствия защитника при составлении явки с повинной будет недостаточно для признания такого доказательства недопустимым.

Необходимо учитывать, что явка с повинной одновременно является и обстоятельством, смягчающим наказание, а ее признание недопустимым доказательством, не всегда является оправданным.

Доказательства, производные от недопустимых (плоды гнилого дерева).

В юридической науке широко известного правило «плоды гнилого (отравленного, ядовитого) дерева».

Несмотря на то, что формулировка данного правила берет начало из религиозной литературы, оно имеет сугубо практическое значение и при рассмотрении уголовных дел.

Суть данного правила сводится к тому, что доказательства, производные от недопустимых также являются недопустимыми.

К примеру, заключение эксперта, основанное на документах, полученных с нарушением УПК РФ, будет являться недопустимым доказательством также как и сами документы.

Такая позиция прямо выражена в судебной практике Верховного суда РФ.

В настоящей статьей рассмотрены лишь несколько из наиболее часто встречающихся на практике видов недопустимых доказательств.

Перечень недопустимых доказательств законом не ограничен и любое доказательство, полученное с нарушением требований УПК РФ, может быть признано недопустимым, однако для этого потребуется участие квалифицированного адвоката, поскольку вопросы оценки доказательств на предмет их допустимости требуют изучения как законодательства, так и судебной практики конкретных судов.

3 причины обратиться к адвокату Соколову Владимиру Владиславовичу:

1. Индивидуальный подход к выбору тактики защиты. Вы всегда можете рассчитывать на то, что для вас будет подобрана стратегия защиты, максимально отвечающая вашим интересам.

2. Профессиональные знания. Мои знания подтверждены квалификационным экзаменом на адвоката, а уровень квалификации постоянно повышается.

Видео (кликните для воспроизведения).

3. Отслеживание изменений в законодательстве и судебной практике. Обратившись ко мне, вы всегда будете знать о последних изменениях в законодательстве и судебной практике и использовать их для защиты своих интересов;

Источники


  1. Баскакова, М. А. Толковый юридический словарь бизнесмена (англо-русский, русско-английский) / М.А. Баскакова. — М.: Контракт, 2007. — 560 c.

  2. Борисов, А. Н. Комментарий к Федеральному Закону от 8 августа 2001 г. №129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринемателей» / А.Н. Борисов. — М.: Юстицинформ, 2014. — 286 c.

  3. Беляева, О. М. Теория государства и права в схемах и определениях / О.М. Беляева. — М.: Феникс, 2012. — 320 c.
  4. Баранов, Д. П. Адвокатское право. Адвокатская деятельность и адвокатура в России / Д.П. Баранов, М.Б. Смоленский. — М.: Дашков и Ко, 2014. — 368 c.
  5. Колюшкина, Л.Ю. Теория государства и права / Л.Ю. Колюшкина. — М.: Дашков и К°, 2012. — 579 c.
Недопустимые доказательства в уголовном процессе, причины недопустимости
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here